На главную
 
Из сочинений Лорда Сврога
 
СКАЖИ КА ДЯДЯ:

Алексашка. Крестьянский отрок:

Фрязино стало считаться нехорошим местом, с тех пор как появился там немчин Фрязин из Романеи. Уж сколько годов прошло, но окрест Гребневской усадьбы местные крестьяне старались ошиваться поменьше, особенно сейчас при новом барине. Но леший дернул меня связаться с Филькой и Ванькой, ну не показывать же им что я боюсь идти ночью на Новый выгон, который дворня его Светлости графа Демидова, обнесла изгородью в два человечьих роста и что то там с начала весны неустанно мастерили. Мы конечно не рискнули подойти к воротам, там всегда стояли здоровенные гайдуки с саблями и нагайками и кое кто из Фрязинских ребят на своей шкуре испытал эти нагайки. Но недалеко от забора рос огромный дуб и мы полезли на него, но лучше бы мы этого не делали. С верхотуры открывался загадочный и страшный вид. По одну сторону выгона, теснились какие то непонятные сараи и мастерские. Из труб над некоторыми валил дым. А на открытом месте среди костров и каких то огней укрепленных на столбах лежало огромное животное похожее на улитку без раковины но величиной с коровье стадо. Ой братцы, охнул Филька, это небось сам нечистый. И в это время огромная улитка стала раздуваться и подниматься над выгоном. Не знаю кто громче всех кричал сыпясь с дерева, я или другие мальчишки, но Ванька сломал ногу, Филька вообще расшибся, я только покарябался летя сквозь ветки а утром ни свет не заря староста привел гайдуков и везут нас с Ванькой в телеге неизвестно куда.


Штаб-ротмистр Князь Говоруха-Отрок. Дежурный офицер.

Прав был барон Остен-Сакен. Дежурство в субботу или к бане или к непонятному происшествию. Тут время к полуночи и Государь вроде потчивать собирается и вдруг появляется караульный и с ним какой то совсем не дворцового вида молодец. Кафтанец дворянский но не модный, на ногах ботфорты, но держит себя вольно и как бы считает себя в праве. Только я воздуха набрал что бы гаркнуть на непорядок, да вспомнил что Государя могу потревожить своими голосовыми дирекциями: А молодец мне протягивает перстенек и перстенек не простой, с белым лалом и изумрудами и говорит, мол покажите Государю господин офицер и Государь на Вас не только не разгневается но и выскажет решпект. И так оно и вышло, Государь перстенек завидя оживился весь и приказал молодца привести немедля, и более никого без приказа не пускать, что бы не мешали, но пусть сначала вина подадут. А то что лакей дверь не плотно прикрыл то уже не моя вина. А молодец то тот оказался Государю старый знакомец. И Государь пенял ему, что долго не шел и все что хочет может просить и отказа не в чем не получит. И попросил этот ночной гость (граф оказывается между прочим), позволить ему выкупить усадьбу с тремя деревеньками под Москвой и завести там какие то механические мануфактуры, да людишек его в солдаты не брать, да еще простить кого-то. Вообще я специально не слушал, но кое что случайно запомнил.

Трофим Фролов. Лесной Тать:

Ведь каркали вороны еще с вечера, да не поверил я примете. А ведь хорошая добыча светила. Барчук охотник с егерем. Одна сбруя рублёв на двести тянула, да и сам наверное не пустой, богатые баре без золотых червонных не катаются. Ну как Емелька из мушкета свалил егеря, да деревья подрубленные спереди и сзади упали, ну думаем наш хабар, а барчук за пистолеты, да Федьку с Севкой и положил, а как я с Емелькой да с Панаской приступили, сзади этот лешак накинулся. Панаску из пистолета снял, Емельку сабелькой располовинил, а мне свезло что споткнулся и головой об корень и навернулся. А тут верховые налетели , шум гам, и оказалось что барчук этот, сам Великий Князь Александр, сынок царский. А того лешака, Демидова по фамилии, царевич обещал графом сделать и в дружки записать. А я теперь на каторге кукую, вот что значит в приметы не верить.


Анкифий Демидов. Сын генерал-поручика Ивана Васильевича Демидова:

Вот что значит судьба. Не попадись мне тогда на лесной дорожке молодой Император, так бы и остался до скончания века Анкифием Безродным, а теперь спасибо Государю я законный сын и граф, с усадьбой и деревеньками, с бумагой царской Губернатору, что бы не чинил препятствий ни в чем, а наоборот помогал и способствовал, и могу теперь распорядиться наследством Демидовским. Да-а-а, чеканил Никита Демидович червонцы, и много их отчеканил. Четыре сундука откопали мы с Гришкой Ползуновым, не соврала старая карта что завещала мне Матушка, да и у Гришки от деда есть бумаги, но не про золотые клады там прописано, а про чудо машину что может крутить мельницу без ветра и про другую чудо машину, что может летать по ветру. И завели мы с Гришкой мануфактуры механические во Фрязино и Гребневской усадьбе, и выкупил я мастеровых знатных вместе с семьями и волю им обещал через десять лет честной работы, и дома им построили Валдайские плотники, и невест холостым молодцам купил за свой кошт.


Григорий Ползунов. Управляющий графа Демидова.

Долго я думал над этой машиной. И ведь как получается, что б одну машину сделать надо еще две придумать и построить, и каждая клепка, каждая железка своего материала требует. Хорошо хоть мастера хорошие есть, а как на Воре запруду построили и водяные колеса поставили, закрутились станки токарные. И Немчин один три воза инструмента из самых Бремена, Берлина и Лондона привез. Странный какой то Немчин, ужо весь чернявый и одежда и волосы и глаза, но инструмент первейший продал. И сделал я огненную машину, но топить ее углем и деревом было неудобно. Наша корзина еле-еле ее саму с грузом и людьми поднимала. Тут много угля с собой не возьмешь. И тут поехали мы на ярмарку в Мытищи и решил граф прикупить еще людишек для мануфактуры, идем мы вдоль рядов людишек подневольных и вдруг меня как ножом острым полоснуло, такие глаз были у Эвтебиды, невольницы турчанской. Ее с Турецкой войны еще ребенком один штык-юнкер привез, а как подросла она приступать к ней стал, а Эвтебида ему рожу и поцарапала, юнкер то тот еще раньше ее в свои крепостные записал, так что озлился болезный и повез девушку продавать. А тут я с графом. Короче граф сто империалов отсыпал за жену мою будущую, и был у Эвтебиды старинный расшитый шелковый платок и сказала мне она, что на платке этом вышита большая тайна, а было там вышита старинным византийским письмом не больше не меньше рецептура Греческого огня . А состав то простой оказался - сера, смола, селитра, деготь и нефть. А граф как раз купил местечко богатое нефтью на реке Сок в Поволжье. Ну конечно еще кое чего требовалось по мелочи, но главное пропорции соблюдать. Так что дело у нас пошло благодаря женушке моей ненаглядной и графу Анкифию Ивановичу.


Август Циммерман. Стеклодув:

Боюсь что когда вернусь в родную Баварию, не смогу там жить после России, масштабы не те. Вот и на днях, заходит ко мне русский с лицом простым, но в дворянском платье. И делает заказ, на выдувку пятидесяти дюжин больших стеклянных реторт - пузырей и чтобы закрывались наглухо. И срок два месяца. Я конечно отказался сначала, а этот незнакомец представляется управляющим графа Демидова, выкладывает на стол двести золотых и обещает еще триста когда я все в целости и в срок привезу в усадьбу графа в Гребнево. Только я рот открыл, а управляющий и говорит, что мол если привезу раньше то за каждый сэкономленный день будет еще по десять золотых. Ну и кто в Германии я вас спрашиваю, сделает мне такой заказ : Уложился в девять дней!

Мишка Заяц. Дворовый графа Демидова.

Я очень благодарен господину Управляющему за то что он отметил меня перед графом и десять золотых мне пожаловали, но прозвище они мне привязали, теперь до старости в Змеях ходить. А было так: Господа баре завели огненную машину, работала она на дровах и угле, но машина была маленькая и уголь нужно было в нее подкидывать чуть не кажинный миг. И как соберутся Граф, управитель и италиец Винный Викторов (тьфу, язык сломаешь если по ихнему его называть) и все спорят, чем машину свою кормить. А я как раз квасу им принес и возьми и скажи - Вам бы змея Горыныча, вот и дров никаких не надо. Дунул огнем и враз закипело. Смотрю а господа как застыли, а потом как бросятся ко мне, я аж спужался. А они хохочут, по спине меня хлопают, господин управляющий кричит - ура Змею Горынычу нашему. Вот так и отличился. Граф сказал, что теперь я при Викторове буду служить, а в следующем году он меня в Московский университет определит. А через месяц машина со змеем Горынычем первый раз Слониху в воздух подняла. А с этих пор все меня зовут не иначе как Змей Горыныч.

Силантий Фадеев. Деревенский Староста.

Любят все таки баре чудить. Ну кому нужна такая широкая холстина. Этож во сколько такие станки обошлись и где это видано, бабам золотом платить за холстяные дела, рыбаков еще наняли сети сплести с поле величиной. Чуду Юду Морскую ловить что ли собираются, но нет тут моря. И совсем с глузду сдвинулся управитель его сиятельства, когда в пролом годе из всех деревень послал девок одуванчики собирать. Ну ладноть, поворчал и хватит, грех жаловаться на барина, жизнь сытая, да и подвал говорят есть специальный, куда языкастых сажают. Глубокий подвал и почему то Невьянский называется.


Витторио да Винчи. Алхимик и изобретатель.

Слава моему великому предку. Кажется на все случаи жизни у него есть гениальные изобретения. Огонь и пар поднимут в воздух оружие древних Византийцев. Со дня осады Сиракуз мир не видел ничего подобного. Машина стала крутить винт с нужной силой, потому что в нефти скрыто гораздо больше теплорода чем в угле или дереве и три шара легко поднимали корзину на десять саженей. Полотно и сетка были прочными и легкими и после пропитки соком этого странного растения уже не могли случайно загореться от нефтяной горелки. С легкой руки графа Демидова, воздушный корабль назвали Слонихой и действительно, было что то похожее, особенно когда воздушный мешок начинал наполняться воздухом. Тут очень помогла воздуходувная машина Михайлы Ломоносова, которую граф выкупил у Университета. Пятнадцать сигнальщиков с Балтийской эскадры распределены по экипажам. По двое на корабль и трое на земле. Теперь не будет путаницы в строю. Учебные метания бомб прошли успешно, сигналы с земли и между кораблями позволили с третьего залпа поразить цель. Все шесть Слоних были готовы полностью и каждая снаряжена сотней бомб с Греческим огнем. Ну что же генерал Бонапарт, ты ответишь за слезы Италии.

Александр Первый. Император Всероссийский:

Удивил меня граф Демидов. Этож такое выдумать, летающие корабли с огненными бомбами. Где ж ты был во время Аустерлица любезный граф, ну ладно. Сейчас, когда Бонапарт у ворот Москвы, любой шанс надо использовать. Аустерлиц: не самые приятные воспоминания. Страх, бессильная ненависть к Корсиканцу и тяжелая злость к Кутузову, который оказался прав и на которого сейчас надеется вся Россия. Ну ладно Михайло Илларионович, посмотри на что гож твой Император. И по артиллерии хорошо придумал Аракчеев, то то удивится старый Фельдмаршал этому письму. А газетку для Великой армии нужно срочно напечатать. Пусть порадуются пророчеству Нострадамуса.


Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов. Фельдмаршал:

Скоро рассвет и скоро битва. Эх рано еще драться, еще месяц или два и европейская орда завязнет в слякоти и грязи, а потом и Русская зима, но все требуют боя и солдаты и народ и Государь, ну хотя бы не как при Аустерлице, рядом только один император да и тот противник. И вот неожиданный пакет от государя. Неужели Беннигсен опять нагадил.
Блестящий как расписной пряник офицер щелкнул каблуками, отдал честь и резко выхватив из за обшлага кавалергардского мундира пакет, протянул его мне. Письмо я прочитал три раза. Первый раз потому что ничего не понял, третий раз потому что не мог поверить. Значит летающие корабли с огненным боем: А это пожалуй шанс побрить Буанопарте усы. Идея с Нострадамусом во французской газете, поистине иезуитская, надо кстати пустить в войсках слух об ожидании благоприятного знамения, ну а мысль о том что артиллерию нужно передвинуть в боевые порядки пехоты и к каждой батарее прикрепить по роте пехоты для помощи и прикрытия, явно Аракчеевская, слишком гм мудрена для : все все молчу. Тут я заметил двух усачей в морских плащах жавшихся у входа, а это секретные сигнальщики Ваше Высоко Превосходительство, браво ответил Ротмистр. И показал глазами на верх.


Эрве Готье. Лейтенант гвардейских егерей:

Вся армия буквально помешалась на предсказаниях Нострадамуса. От солдатских сортиров, до генеральских шатров только об этом и говорят. Как там было сказано в этой газетенке - 'И когда шесть белых слонов полетят по небу изрыгая пламя, исполнится проклятие богов пустыни и великое войско будет разгромлено и рассеяно'. Старым Га-га аристократам должны быть присущи подобные суеверия, а не солдатам победоносной Императорской армии. Светает, скоро в бой, а потом Москва. Россия капитулирует и путь в Индию будет открыт. Но что там за крики, неужели Император, но не похоже уж больно крики не радостные а скорее испуганные. Господин лейтенант - заорал стоявший на посту старший стрелок Каюзак тыкая куда то вверх карабином, тревога. Но я и так понял что тревога, с Востока в лучах восходящего солнца плыли по небу огромные белые монстры, я уже понял что их шесть. По всему лагерю били барабаны, заливались горны, слышалась беспорядочная стрельба, а Шесть Белых Слонов величаво плыли над лагерем и с них сыпались вниз блестящие капли расцветая на земле огненными цветами, некоторые капли сталкивались в воздухе и тогда вниз летели полотнища дымного огня. С жутким грохотом взлетел на воздух парк гвардейской артиллерии, с ржанием разбегались лошади, страшно кричали обожженные люди. И как в подтверждение окончательной катастрофы со стороны Русских позиций раздались нарастающие раскаты артиллерийской канонады.

Граф Анкифий Демидов:

Внизу царил ад. Когда взрывались пороховые повозки и вверх летели люди и фрагменты лошадей, было страшно даже тут, в вышине. Сигнальщики без конца передавали изменения дислокации наших и французских войск. И мы экономно но точно сбрасывали бомбы с Греческим огнем на скопления не впавших в панику войск, обозы и артиллерийские парки. Слониха которой командовал Витторио, разбиравшаяся со Старой гвардией, внезапно нарушила положенную дирекцию и пошла куда то в сторону резко снижаясь. С нее густо посыпались вниз блестки бомб, в какое то только ему известное место. На земле вспух дымно-огненный пирог, судя по всему Бонапарту и его штабу наступил конец. Мой сигнальщик отправил послание фельдмаршалу и через короткое время с новой силой ударила Русская артиллерия и порядки Русской армии пришли в движение.


Ротмистр Князь Говоруха-Отрок. Офицер связи при Ставке:

Я стоял на спешно построенной вышке рядом с сигнальщиком. На французской стороне все пылало, а в проплешины где не было огня била наша артиллерия. На обоих флангах Русской армии на рысях уходили в обход массы Русской кавалерии. А вся пехота, даже резерв, одновременно как по сигналу, но несколько беспорядочно поперла в сторону французских позиций. Ко мне на вышку поднялся мой сосед по Санкт-Петербургу поручик Князь Мещерский. Андрэ, спросил он, так это правда что Бонапарт убит ?
Так сообщили с воздушных кораблей сухо ответил я, оторвавшись на миг от подзорной трубы и тут же сам спросил, куда это двинулась вся пехота. Так это все ты устроил, захохотал Мещерский, как солдатики узнали что Корсиканец преставился, так все в атаку и бросились. Тут еще слух пошел, что когда появятся в небесах Белые Слоны и победит Русь супостата, то всем крестьянам дадут волю, вот они и кинулись добивать хранцуза. Фельдмаршал покачал головой но противостоять этому не стал, единственно сказал что ежели какой полк в бою приказа ослушается, командира расстреляют. Канонада стала явственно удаляться несколько стихать. Корабли отсигналив о том что идут разбираться с немногими сохранившими порядок частями стали удалятся к западу. Бой переходил в окончательную стадию. Стадию конца Великой Армии.


Генерал Моро. Председатель Новой Директории Франции:

Вот и закончилась эпоха Наполеона. Сотни тысяч Французов заплатили жизнями за удовлетворение самолюбия Маленького капрала. Изменилась еще раз карта Европы. Снова появилась Польша, правда связанная вассалитетом с Россией, не стало Германской Восточной Пруссии, Галиция стала Русской провинцией, так же как и Голштиния. Александр не простил измены бывшим союзникам. Венгрия получила независимость, Австрийские земли населенные славянами перешли к России, а крепостное право в России торжественно отменено в честь великой победы. И если Новая Франция и Российская Империя заключат союз, то в Европе еще долго будет мир, да и как иначе: Ведь Воздушные Слоны могут вернуться.

Владимир Чекмарев. Москва. 2005 г.
 
free counters