На главную
 
Ольга ТОНИНА Владимир ЧЕКМАРЕВ

ВРЕМЯ ВНЕ ИГРЫ, ИЛИ ПОТЕРЯННАЯ ГЛАВА ИЗ КНИГИ
 
Ольга ТОНИНА Владимир ЧЕКМАРЕВ

ВРЕМЯ ВНЕ ИГРЫ, ИЛИ ПОТЕРЯННАЯ ГЛАВА ИЗ КНИГИ.

Яхта 'Ольга' стояла на якоре в гавани Мирины. Легкий бриз слегка шевелил триколор на корме и ласково касался моря. Трое людей сидевших в шезлонгах на палубе предавались нирване, от которой их оторвал крик матроса. 'Хозяйка, смотрите чего прибило к нашему борту !' Это была бутылка из под рома и не простая а с Морской почтой. 'Смотрите ребята', крикнула Ольга Александру и Владимиру, перебирая пачку пожелтевших листков. 'Это же потерянная глава из Звягинцева!' 'Или найденная глава его графоманствующих поклонников' иронически ответил Владимир. 'И наверняка, чье бы это не было произведение там полно ошибок по Военно-Морской тематике' добавил Александр:

Воронцов выключил установку пространственного перемещения в соответствии с заранее оговоренным планом, как только 'Камелот' исчез с экрана радара, и посмотрел на экран монитора.
Он проанализировал возможные сценарии развития операции прикрытия, еще до боя. И сложившаяся сейчас ситуация ему очень не нравилась. Дистанция боя была очень маленькой. Конечно 'Валгалла' могла выжать на шесть узлов больше, чем флотилия эсминцев, но все очень походило на соревнование современного магистрального тягача с прицепленным груженным трейлером и старых изношенных легковушек в заезде на короткую дистанцию. Грузовик, конечно в итоге, разогнавшись может вырваться вперед, но на начальном этапе на короткой дистанции легковушки его обставят за счет большой энерговооруженности на единицу массы. Он внимательно изучал историю первой мировой и знал об инструкции Гранд-Флита, составленной с учетом опыта русско-японской войны и характеристик британских торпед. Этот документ предписывал выход в торпедную атаку с дистанции четырех миль. Значит эсминцам до выхода в атаку нужно было преодолеть всего одну милю. Отвернув вправо от британского минного дивизиона, он давал себе выигрыш времени в пять минут, прежде чем британцы настигнут его, но этим же он ограничивал огневую мощь 'Валгаллы' двумя кормовыми десятидюймовками. Учитывая малые размеры целей - всего восемь метров в ширину, он мог не успеть их уничтожить все, до их выхода в торпедную атаку. А торпеды 533 мм калибра, это не 450 мм игрушка, которой угостили 'Валгаллу' в Севастополе, даже если одна из них достанет 'Валгаллу' хлопот с ремонтом не оберешься. Все судоремонтные предприятия сейчас были заняты ремонтом британских линкоров, захваченных в бою у мыса Сарыч.
Если же он будет следовать прежним курсом, то эсминцам потребуется около двух двух с половиной минут для выхода на дистанцию пуска торпед, но зато тогда, в его распоряжении окажется две носовых и одна кормовая десятидюймовка, и половина всей артиллерии среднего калибра установленной на 'Валгалле' - три стапятидесятипяти миллиметровых орудия и шесть стотридцаток. Благодаря высокой скорострельности 155 мм экспериментальных орудий за минуту 'Валгалла' способна выпустить более трехсот снарядов по пяти целям, с учетом современного оборудования, и компьютерной системы управления огня бой можно было закончить практически за одну две минуты, не допустив торпедной атаки британцев. 'Значит так и порешим,'- произнес сам для себя Воронцов, и набрал на клавиатуре команду для компьютера 'Отражение атаки эсминцев. Пять целей. Дистанция 50 каб.', а затем нажал клавишу 'исполнить'. Электронный мозг компьютера включился в работу. Все ситуации заранее предусмотреть нельзя, но наиболее типичные были заложены в его память. В соответствии с принятыми канонами эсминцы в первую мировую ходили в торпедную атаку подивизионно строем фронта или пеленга, выполняя указания своего флагмана или лидера. Подходили на дистанцию торпедного выстрела , поворачивали и производили залповый пуск торпед. Исходя из традиционно применяемой синхронности действий эсминцев был и построен алгоритм защиты от торпедной атаки.
Цель №1 - две носовых десятидюймовки.
Цель №2 (флагман) -155мм орудие №1 левого борта, и 2-130 мм орудия №1,2 левого борта.
Цель №3 -155мм орудие №2, 130 мм орудия №3,4
Цель №4 - 130 мм орудия №5,6
Цель №5 - 155 мм орудие №3 и кормовая десятидюймовка.
Сигнал Цели №2 'Торпедная атака' был зафиксирован и видеосистемой 'Валгаллы', и компьютер выдал расчеты для открытия огня с учетом синхронного поворота всех пяти целей. От одновременного залпа орудиями левого борта пароход качнуло вправо, рев скорострельных экспериментальных 155 мм орудий заложил Воронцову уши.
Из-за этой чертовой дымзавесы капитану 2 ранга Энтони Дарфу не было видно, что происходит с этой треклятой яхтой. Сказки про наличие у этого американца десятидюймовок. шепотом рассказываемые уцелевшими во время того злополучного боя в Черном море, к сожалению подтвердились. Энтони был не первый год на флоте и султаны вздымавшиеся рядом с 'триста сорок вторым' капитан-лейтенанта Блэкетта красноречиво ему об этом свидетельствовали. В соответствии с телеграммой от контр-адмирала Садлера, в случае если пароход окажет вооруженное сопротивление, его следовало уничтожить, а яхту захватить. Быстро потопить такую махину с четверть километра длиной артиллерией было нереально, и кептен Драф не хотел повторения судьбы своих предшествеников потопленных десятидюймовками, поэтому по его приказу радист отстучал в эфир сигнал 'Торпедная атака', для эсминцев дивизиона этот же сигнал был продублирован сигнальщиками на ближайшие мателоты.
Капитан 2 ранга Дарф отдал команду 'Руль право на борт!', и в этот момент борт 'Валгаллы' озарился целой линией вспышек. Со стороны могло казаться, что на палубе парохода начали взрываться боеприпасы - вспышки были практически непрерывным, и ночью наверно могли бы напоминать гигантскую сверкающую и мерцающую гирлянду, все стоящие на мостике 'Вэдерера' любовались необычным зрелищем секунд десять, пока лидер поворачивал свой нос в строну американского парохода, для сближения на дистанцию торпедного залпа. А затем разорвашийся фугасный 155 миллиметровый снаряд попавший между двумя носовыми орудиями 'Вэдерера' зашвырнул взрывной волной его верхнее стадвадцати миллиметровое орудие на ходовой мостик превратив его в кроваво металлический сэндвич. Еще один статридцати миллиметровый снаряд вырвал клок обшивки с правого борта между труб в районе ватерлинии и в машинное отделение хлынула вода. Все это произошло в течении двух секунд, 'Вэндерер' лишенный управления продолжал описывать циркуляцию вправо, с возрастающим креном, и подставил под огонь свой левый борт. Из пробоины в борту стал вырываться пар, лейтенант Винтур, понял, что он остался из офицеров один, и отдал команду покинуть лидер. Добежать до торпедного аппарата он не успел так как разорвавшиеся с недолетом два стопятидесятипяти миллиметровых снаряда взрывной волной и осколками искалечили или убили всех кто находился на верхней палубе. Компьютер 'Валгаллы' заметив маневр лидера построил расчет ведения огня исходя из того, что дистанция будет снижаться, поэтому несколько секунд водяные столбы от разрывов снарядов 'Валгаллы' поднимались перед циркулирующим 'Вендерером'. Но электронный мозг, отреагировал на изменение маневра цели, и два фугасных стотридцатимиллиметровых снаряда вырвали куски стали из левого борта лидера, поле чего взрывная волна ударила по котлам в машинном отделении и они взорвались. Упавший следом десятидюймовый снаряд упал в никуда, ибо на поверхности не было никого кроме лейтенанта Мастерса и четырех матросов из машинного отделения, но и лейтенант и матросы были уже мертвы.
Меньше всего повезло 'Матчлессу' - он даже не успел отработать маневр флагмана, и в момент когда в него ударили два десятидюймовых снаряда носовых орудий парохода, находился к противнику левым бортом. Первый снаряд оторвал кормовую оконечность около тридцати футов длиной, а второй попал в носовой торпедный аппарат, и над морем расцвел огненный шар около ста ярдов в диаметре, в котором полностью скрылся эсминец, когда вспышка исчезла, на поверхности не было ничего. Не выжил ни один человек - ни командир дестройера капитан 2 ранга Хопкинс, ни кто-либо из его экипажа.
'Мари', словил снаряд в румпельное отделение, и вместо поворота вправо начал описывать циркуляцию влево, поэтому десять или пятнадцать секунд снаряды с 'Валгаллы' ложились с недолетом. Именно ему, удалось добиться в бою наибольших успехов, он успел выпустить две торпеды из торпедного аппарата №2, и произвести три выстрела из среднего орудия, расположенного между трубами эсминца. Два снаряда легли с перелетом, но последний из-за крена на правый борт вызванного циркуляцией лег точно, и надстройка 'Валгаллы' в районе третьей трубы озарилась разрывом. Но поскольку снаряду пришлось лететь около десяти секунд, то отпраздновать удачное попадание команда капитан-лейтенанта Кинг-Хилла не успела - компьютер парохода внес поправки и вокруг 'Мари' развергся ад. Даже те снаряды которые падали рядом сносили взрывной волной людей с палубы, калеча их осколками, а один ударил в носовые трубы эсминца, вызвав пожар и разрушения в котельном отделении. Возможно от разрывов руль 'Мари' перевело в положение прямо и неуправляемый эсминец снова сумел вырваться из стены разрывов и стал удаляться от 'Валгаллы' в сторону острова, до которого было около 23кабельтов. Напоследок эсминец словил еще один снаряд, который сбросил кормовое стадвухмиллиметровое орудие за борт. Лейтенант Стюард попытался организовать тушение пожара в котельном отделении, но личного состава было до обидного мало - и те в большинстве были ранены. Из разбитых цистерн вытекало топливо, поэтому за 'Мари' тянулся маслянистый след. Оставшемуся в живых на мостике лейтенанту Стюарду осколком дымовой трубы оторвало ногу ниже колена, и сейчас возле него хлопотал сигнальщик ,пытаясь унять кровь. Корабль несло на остров, и хотя скорость его снижалась, остановить это движение было невозможно. Компьютер 'Валгаллы' исключил 'Мари' из списка опасных целей так как он вышел за предел дальности стрельбы своих стодвухмиллиметровок. Торпеды выпущенные эсминцем до 'Валгаллы' не дошли, так как им пришлось идти через стену разрывов недолетавших до 'Мари' снарядов. Что с ними стало установить достоверно невозможно - либо затонули, либо сбились с курса, либо были уничтожены падающими снарядами.
Однако снаряд с 'Мари' выпущенный последним успел сделать свое дело. Взрывом от него был сорван катер, который при падении вывел из строя кормовое стапятидесятипяти миллиметровое орудие левого борта. Кроме того были полностью разрушены две каюты класса 'люкс', а также возник пожар, который отвлек роботов обслуживающих орудия правого борта для его ликвидации. Но на ход боя это уже никак не могло повлиять. Мангс' успел выполнить приказ флагмана и произвел поворот право тридцать. Сразу же поле поворота он попал под огонь стотридцаток номер пять и шесть левого борта парохода. Малая ширина цели - восемь метров привела к тому, что в течении десяти секунд справа и слева от него вздымались водяные столбы от разрывов снарядов, давя компьютеру 'Валгаллы' сигнал накрытия, но не давая сигналов попадания. Насколько ему повезло судить тяжело, поскольку четыре близких разрыва изрешетили весь корпус эсминца осколками и смели взрывной волной все, что можно было смести, включая трупы всех , кто находился на верхней палубе. Через разбитые трубопроводы подачи топлива в машинное отделение брызнула нефть, разбрызгиваясь черным туманом, и прежде чем вода через многочисленные пробоины успела добраться до работающих котлов, топливовоздушная смесь воспламенилась. Котельное отделение моментально превратилось в камеру сгорания гигантского двигателя. Бортовую обшивку, палубный настил 'Мангса' вспучило от давления взорвавшихся нефтяных паров, благодаря наличию многочисленных пробоин газообразные продукты горения нашли выход, и стороны казалось что эсминец внезапно окутался черно-огненным облаком дыма. Потоки пламени хлынули и через дымовые трубы взметнувшись на сотню футов вверх. Взрывная волна сорвала механизмы с фундаментов, и через разрушенные уплотнения дейдвудных сальников в корму цели номер четыре хлынули потоки воды. Инженер механик 'Мангса' лейтенант Томсон, оценив ситуацию крикнул через переговорную трубу на мостикчто эсминец тонет , и вместе с двумя матросами стал выбираться на верхнюю палубу. К сожалению он не знал, что его доклад на мостик прошел впустую - командир капитан-лейтенант Робинсон и все кто, находились на верхней палубе были уже давно мертвы. Спастись со стремительного тонущего эсминца удалось не только этим троим, но и судовому врачу суб-лейтенанту Корнуэллу, который в момент взрыва находился в носовой части. Прыгать с тонущего корабля им пришлось в растекающееся из пробитых топливных цистерн мазутное пятно. Компьютер парохода основываясь на анализе полученного видеосигнала, исключил цель номер четыре из схемы ведения огня. 'мангс затонул через сорок секунд, пройдя по инерции в сторону 'Валгаллы' еще около двухсот ярдов.
Комендоры капитан-лейтенанта Блэкетта были лучшими в дивизионе. Поэтому именно 'Милну' поручили атаку яхты. 'Триста сорок второй' в момент постановки 'Валгаллой' дымзавесы оказался от нее дальше других эсминцев дивизиона. Получив сигнал с 'Вэндерера' от капитана 2 ранга Трелони о проведении торпедной атаки американского парохода Ричард Блэкетт решил не торопиться. Несмотря на старания механика 'Милна' лейтенанта Смита, чистку одного из котлов завершить не успели, поэтому его эсминец выдавал скорость на два три узла меньше остальных кораблей дивизиона. Собратья 'Милна' имели все шансы преуспеть и выйти в атаку раньше корабля Ричарда. Поэтому капитан-лейтенант Блэкетт принял решение немного потренировать своих комендоров, и соответственно команду : 'Поворот право сорок пять' отдать с запозданием на минуту.
Бортовой компьютер 'Валгаллы' в соответствии с введенной Воронцовым командой : 'Отражение атаки эсминцев. Пять целей. Дистанция 50 каб.', анализировал всю информацию поступающую радара, дальномера, и радиоэфира. Для ведения огня по цели номер пять, каковой являлся 'Милн' компьютером были назначены кормовое десятидюймовое орудие левого борта и стапятидесятипяти миллиметровое орудие номер три левого борта. Расчет залпа строился из того, что все цели выполнят команду флагмана и развив максимальную скорость начнут сближаться с 'Валгаллой' по кратчайшему расстоянию для выхода в торпедную атаку. Поэтому всплески от упавших снарядов поднялись в ста-стапятидесяти метрах от 'Милна', как раз по курсу право сорок пять на который он должен был лечь выполняя указания флагмана. Десять секунд летели снаряды парохода до цели, доли микросекунд вносил корректуру в схему ведения огня компьютер, и дал команду на второй залп. К сожалению, 155мм орудие номер три левого борта, было выведено из строя последствиями удачного попадания стадвухмиллиметрового снаряда с 'Мари', системы автоматики орудия при этом не пострадали, но механизм магазинной подачи снарядов к орудию оказался перекошенным. Поэтому, хотя сигнал на открытие огня и прошел, орудие не смогло сделать ни одного выстрела. Ответный сигнал о задержке стрельбы электронный мозг идентифицировал, как 'отказ орудия по техническим причинам' и дал команду на включение в схему огня по цели номер пять двух стотридцаток стрелявших до того по 'Мангсу' . На изменение угла горизонтальной наводки орудий было потеряно еще десять секунд, поэтому второй и третий залпы по 'Мангсу' были сделаны кормовой десятидюймовкой из расчета, что цель продолжает движение по прямой.
Двадцать секунд, 'подаренные' перестройкой схемы ведения огня и временем полета снарядов с 'американца' до цели, комендоры 'Милна' использовали с лихвой. Из девяти выпущенных четырехдюймовых снарядов три ( последний залп - перелет - недолет - накрытие) разорвались в районе ватерлинии 'Валгаллы'. И не их вина, что на 'пароходе' был установлен броневой пояс, способный 'держать' бронебойные снаряды даже десятидюймового калибра. Любой гражданский пароход, даже таких огромных размеров должен был начать оседать с креном на левый борт от таких повреждений, любой, но не 'Валгалла', которая по своей сути имела корпус линейного крейсера и надстройку круизного лайнера. Первый десятидюймовый с 'американца' разорвался у правого борта 'Милна' в районе машинного отделения. Снаряд чуть-чуть не долетел, но взрывная волна смела орудийную прислугу и торпедистов, и разорвала обшивку левого борта. Ее обломки и осколки снаряда разрушили муфту сцепления правой турбины эсминца с линией вала. Правая турбина, лишенная нагрузки пошла вразнос, превратившись в 'генератор' бронебойных элементов. В результате многократного увеличения числа оборотов турбину за короткий промежуток времени, центробежные силы стали вырывать лопатки турбины с ротора и выстреливать многосантиметровые стальные 'сабли' во всех направлениях. Летя с огромной скоростью турбинные лопатки изготовленные из особо прочной стали как раскаленный нож масло прошили корпус турбины и продолжили свой смертоносный полет. Часть 'убойных элементов приняла на себя левая турбина и вспомогательные механизмы, но правый борт, подволок и часть днища остались без защиты, и буквально были изрешечены 'смертоносными 'саблями', которые разрубали и силовой набор корабля и вырывали куски обшивки корпуса и палубного настила. В машинном отделении 'Милна' не выжил никто - те, кого не убило разлетающимися лопатками, были заживо сварены паром, хлынувшим из разрушенных турбин. В машинное отделение хлынула вода. Левую турбину заклинило, и корабль несся далее по инерции, при этом силой набегающего потока, отяжелевшая от поступающей воды корма создала и нагрузку на и без того разрушенный силовой набор эсминца, и его корпус переломился, держась какое-то время на уцелевших стальных листах обшивки левого борта. Третий залп 'Валгаллы' состоящий из одного снаряда калибром десять дюймов лег с перелетом, упав в метрах десяти от левого борта ближе к носу. Однако и этого было уже достаточно. Обшивка левого борта не выдержала и лопнула и 'Милн' разорвало пополам. Отяжелевшая и обретшая самостоятельность корма стала отставать и погружаться в море. Вода, наконец добралась и до котлов 'триста сорок второго' гасить которые было уже некому. От взрыва котлов носовая часть чуть ли не выпрыгнула из воды и тут же погрузилась в море. Четвертый залп 'Валгаллы' поднял водяные столбы метрах в ста впереди по курсу затонувшего 'Милна'. Из всего экипажа цели номер пять уцелел лейтенант Гонт и четверо матросов, которых сбросило взрывной волной от первого снаряда за борт.
Компьютер проанализировав обстановку выдал на монитор сообщение: 'Торпедная атака отражена.Цели номер один, два, четыре, пять уничтожены. Цель номер три повреждена и вышла из опасной зоны.'
Дмитрий посмотрел на медленно движущуюся в сторону берега цель номер три. И переключил ее изображение на более крупный план. Вид истерзанного некогда изящного кораблика, что-то всколыхнул в нем. Как-то, защемило внутри, 'Что-то в этом неправильное', подумал он. Он ввел команду прекратить огонь. Бой занял около минуты.
Воронцов закурил и вывел на дисплей схему 'Валгаллы' с отображением повреждений. Бортовая броня выдержала попадания 'мелкашек' с эсминцев. А вот отказ механизмов заряжания одной из стапятидесятипяти миллиметровых пушек его огорчил. 'Нужно разобраться с этими игрушками, может зря, я их поставил?' Пожар в надстройки, который не смотря на наличие автоматической системы пожаротушения и помощь роботов не был до сих пор потушен ему крайне не понравился. Если бы Новиков знал о том куда попадет выпущенный британским эсминцем снаряд, то он наверняка бы поделился более подробно перед своим уходом на яхте, своими наблюдениями и впечатлениями о визите вместе с Сильвией на Таорэру. Тогда Андрею пришлось тщательно обыскать полуразрушенный терем в поисках более подходящей одежды для Сильвии. И именно там, он понял, что Лариса постоянно рядившаяся в вытертые джинсы и футболку на голое тело - еще та штучка. Шкаф с ее одеждой занимал большую часть площади в ее апартаментах и был доверху набит всяким модными тряпками воссозданными дубликатором по зарубежным каталогам. Именно такой же шкаф, но уже на 'Валгалле' и гораздо больших размеров сейчас и был основным источником пожара на 'Валгалле' Огонь на каюту Ларисы перекинулся из расположенной рядом каюты 'Люкс' разрушенной снарядом с 'Мари'. Поскольку людей в том районе корабля, да и вообще кроме него на борту не было, Воронцов снял блокировку на подачу фреона, и подал огнегасящую жидкость в очаг пожара. Через две минуты от роботов поступил доклад, о том, что пожар полностью потушен и они начли удалять сместа потушенного пожара все горючие вещества за борт.
'Доклад от роботов поступил, но вот где доклад от Новикова? Снарядами его не накрыло это точно - последний залп перед его исчезновением упал в стороне, почему он на связь не выходит? Или это опять пространственно-временные парадоксы начались? Или? Ладно дадим ему еще минут десять, а потом думать будем. А сейчас, свяжусь с 'Генералом Алексеевым' - сообщу, что мы закончили, пускай сворачивает операцию прикрытия.' Воронцов потянулся к микрофону.
'Генерал Алексеев'

Многодюймовой толщины стальная дверь боевой рубки отгородила Остелецкого от красот предзакатного Средиземноморского вечера.
План прикрытия прорыва яхты 'Камелот' предусматривал нанесение ракетного удара по английской эскадре, боевую разведку вертолетной эскадрильей, с обработкой целей УР 9М, затем либо повторную атаку 'Москитами' по результатам разведки, либо введение в бой главного калибра линкора.
'Мне отдано приказание действовать по плану, значит буду действовать по плану !' - холодно усмехнулся командир линкора. Звон колоколов громкого боя подбросил экипаж со своих мест. Задраивались люки, расчехлялись орудия, задраивались водонепроницаемые переборки. Элеваторы подали двенадцати дюймовые снаряды и картузы с зарядами в башни. Капитан- лейтенант Белли с ПУАО доложил о готовности носового плутонга главного калибра. Поступил доклад о готовности корабля к бою. Остелецкий тихо сказал старпому : 'Начинайте!'
'Цель надводная, групповая дистанция двести пятьдесят кабельтовых! Ракеты номер один тире четыре правого борта к пуску приготовить!'
'Введены данные по целям номер один тире четыре. Открыты крышки шахт контейнера один правого борта. Ракеты к пуску готовы!' 'Залп!'
Правый борт 'Генерала Алексеева' озарился ярким пламенем, окутывая линкор дымом от стартовых ускорителей первая стальная птица устремилась к цели, ровно через пять секунд в соответствии с программой заложенной много лет тому вперед в безвестном почтовом ящике процесс повторился, затем еще и еще. Четыре девятиметровых сигары со скоростью около трех тысяч километров в час устремились к цели. Они летели на высоте двадцать метров, прячась от радаров вероятного противника. Все ракеты были оснащены проникающими боеголовками, способными поразить броню любого линкора, включая еще непостроенный в этом мире гигант 'Ямато'. Перед самым подлетом к цели. когда активно-пассивная головка наведения ракеты захватывала цель, 'Москит' снижался до высоты пять метров и шел в облаке водяных брызг становясь еще более трудноразличимым на экране радаров. Около самой цели ракета выполняла стандартный противозенитный маневр влево-вправо-влево-в цель совершая повороты почти под прямым углом. Перед ударом в цель ракета совершает непредсказуемый маневр и определить куда она попадет в нос, корму, борт или палубу абсолютно невозможно.
Но все эти ухищрения в данную эпоху были абсолютно излишни, ибо допотопные зенитки линкоров в лучшем случае могли отогнать аэроплан из перкали и проволоки летящий со скоростью двести километров в час, а не стальную хищную барракуду способную при маневрах выдерживать пятнадцатикратные поперечные перегрузки.
Еще не успел рассеяться дым от старта ракет, а на корме 'Генерала Алексеева' взревели турбины шести Ми-28, которые медленно стали отрываться вверх с кругов посадочной площадки на юте. Нужно было торопиться, ибо подлетное время ракет составляло около минуты, а вертолетам со скоростью триста километров лететь десять минут. Несмотря на уверения Воронцова, что он справится, Остелецкий очень переживал за 'Валгаллу', и в душе считал, что стотридцатки его линкора могут оказаться не лишними там, где ее атаковали британские эсминцы.


Джереми Садлер нервничал, последний радиообомен с этим - черт даже фамилию не выговорить, говорил о том, что командир русского линкора знает о его перемещениях, но сколько он сам , сколько сигнальщики не всматривались в горизонт русского линкора нигде не было видно.
Эскадра держала курс на норд, двигаясь двадцатиузловой скоростью. 'Куин Элизабет' - флагман, за ней - 'Уорспайт', 'Вэлиент', 'Малайя'. Строй кильватерная колонна, дистанция между кораблями пять кабельтовых. Внезапно с дальномерного поста поступил сигнал о том, что впереди по курсу за горизонтом замечены вспышки мощных орудий.
- 'Этот русский кептен добрался до моих эсминцев! Полный вперед ! Кептену Драфу уклонится от боя с русским линкором до нашего прибытия!' - рявкнул Садлер. Посыльный уорент-офицер метнулся с ходового мостика, вниз в радиорубку.
Оставшиеся в живых сигнальщики рассказывали, что семнадцать сорок по местному времени право сорок пять были обнаружены световые блики от дальномеров русского линкора. Видимо линзы дальномеров блеснули в лучах закатного солнца. Но они ошибались, то что они видели были не блики оптики, а искрящийся блеск брызг водяного пара 'Москитов' снизившихся для выхода в атаку. Предположить, что что-то четыре тонны весом может лететь на высоте пять метров над поверхностью моря со скоростью почти три тысячи километров в час они не могли, да и не поверил бы никто - ни Уэллс, ни Жюль Верн такие шуточки в своей фантастике не позволяли. Да и рассмотреть за несколько секунд никто толком не успел.
Шедший вторым 'Уорспайт' погиб сразу, очевидцы рассказывали, что видели какую то тусклую красную вспышку между его кормовыми башнями. Затем появилось пламя, которое взметнулось выше мачт 'Уорспайта', вслед за вспышкой пламени корабль окутало огромное облако черного дыма высотой около ста ярдов, когда оно рассеялось, то на поверхности ничего не было.
От страшного удара в корпус 'Куин Элизабет' резко просела, большинство из тех кто в этот момент стоял от неожиданного удара попадали на палубу. А потом произошел большой взрыв. Носовую трубу швырнуло на треногую мачту, попутно ударив по ходовому мостику. То, что никто в этот момент еще не успел встать очень многим спасло жизнь, ибо сила удара была такова, что центральная опора мачты не выдержала и Дальномерный пост расположенный на формарсе стал медленно заваливаться на башню 'В' . Кормовая туба была отброшена в сторону грот-мачты. Разрушив при падении большинство шлюпок. Из огромного отверстия между трубами и из отверстий где они раньше стояли повалил густой черный дым, через который стали пробиваться все сильнее и сильнее сполохи пламени.
'Вэлиант' получил удар в правый борт между башнями 'А' и 'В', только по чистой случайности его носовые погреба не успели взорваться, так как хлынувшая в носовую пробоину под двадцати узловым напором вода тут же затопила погреба носовых башен, колокола тревоги на нем прозвучали слишком поздно и он продолжал принимать воду хлещущую через пробоину потихоньку начиная крениться на правый борт. Но 'Москит' сделал свое дело разрушив не только корпус но и механизмы подачи снарядов к носовым башням.
'Малайя' получила удар между башней 'Х' и грот-мачтой. В последний момент 'Москит' словно бы в раздумьях метнулся вверх и тут же обрушился вниз пронзая кормовой мостик и три дюймовые броневые палубы. Взрыв боеголовки превратил турбинные отсеки в металлический хаос. Через разрушенные донные кингстоны конденсаторов стала поступать вода. 'Малайя', окутываясь паром, стала замедлять ход.

'Генерал Алексеев'

Каперанг Остелецкий несколько злорадно хмыкнул увидев, что 'Уорспайт' исчез с экранов радаров. Целей осталось только три. Выведенная на экран монитора картинка с дальномерного поста показывала, что остальные линкоры тоже пострадали. Насколько сильно должна уточнить вертолетная эскадрилья, которая неумолимо приближалась в сторону британской эскадры. Он дал команду повернуть на зюйд, чтобы замедлить скорость сближения, и не входить в пределы досягаемости английских пятнадцати дюймовок.
Когда вертолетам оставалось пролететь до линкоров около семи миль , в боевой рубке раздался зуммер радиотелефона с 'Валгаллы'. Командир линкора взял трубку.
'Сворачивайте операцию прикрытия, мы закончили,' - сказал ему Воронцов.
Павел задумался. Сворачивать сейчас? Когда он не опробовал вертолеты и новые двенадцати дюймовки? Его глаза сощурились, и на лице обозначилась, почти не заметная улыбка. Сворачивайте - это значит завершайте в точном соответствии с планом! Он бросил взгляд на радар. Три британских линкора снизили ход. 'Куин Элизабет' и 'Малайя' судя по всему медленно останавливались.2Вэлиант шел десятиузловым ходом и огибал флагмана слева. Но ни один из британцев не свернул с курса норд!
Его размышления превал доклад командира вертолетной эскадрильи, который сообщил о видимых повреждениях британской эскадры. Вертолеты разбившись на пары висели на расстоянии девяти километров и рассматривали обстановку через бортовую элетронику, не входя зону действия зениток линкоров. Вскоре впереди по курсу появились разрывы зенитных снарядов. К сожалению прибывшие на свои штатные места зенитные расчеты линкоров ждало разочарование - воздушные цели обнаруженные сигнальщиками, поразить никак не удавалось. Дело в том, что механические приборы управления зенитным огнем, были рассчитаны на традиционную скорость самолетов того времени, и все поправки на упреждение, которые они выдавали приводили к тому, что зенитные снаряды разрывались недолетая до цели. Командир эскадрильи Подполковник Губанов, запросил у Остелецкого разрешение на атаку. 'В строгом соответствии с планом!' ответил тот 'и без самодеятельности,' - добавил Адмирал вспомнив как Кот умудрился во время учебной атаки на эсминец, испачкать шинель самого Адмирала Колчака.
Огненно-дымящиеся шлейфы потянулись от стальных стрекоз в направлении британской эскадры. Ракеты 9М120 "Атака" с тандемной кумулятивной боевой частью были способны поражать любые танки начала двадцать первого века и трехсоттридцатимиллиметровая броня британцев не была для них преградой.
В соответствии с планом объектом атаки должны были стать боевые рубки и башни главного калибра английских 'королев'. Через несколько минут, все девяносто шесть ракет были выпущены и поразили цели. Намеченного удара сумели избежать башни 'Х' и 'Y' на 'Куин Элизабет' и 'Малайе', корма 'Королевы была окутана разгорающимся пламенем - пожар из разрушенного котельного отделения постепенно стал охватывать корму линкора, а орудия 'Малайи' защитили клубы пара из раскуроченного турбинного отсека.Отстрелявшись вертолеты развернулись и полетели в сторону 'Генерала Алексеева' для перезарядки боекомплекта.

Джереми Садлер сумел встать на ноги и бросил взгляд на носовую надстройку: многотонная мачта упала на башню 'В' и теперь стрельба из нее невозможна. Самое страшное, что он так и не понял, что-же все-таки произошло. Дрейфующая мина? Или русские сумели починить свои подлодки? Но где тогда след от торпеды? Морщась от боли, он поковылял на крыло ходового мостика, чтобы осмотреть свою эскадру. В ушах звенело, дым пожара разъедал глаза. То, что британский адмирал увидел повергло его в ступор. Только что он лишился четверти линейных сил, а те три 'королевы' что остались, непостижимым образом получили тяжелые повреждения. 'Они, что, и здесь поставили минное поле управляющееся по электроцепи?' Лучше всех выглядел 'Вэлиант', хотя и двигался он с заметным креном на правый борт и дифферентом на нос. 'Малайя' по всей видимости либо частично либо полностью лишилась хода, и медленно ползла окутанная облаком пара. Доклад механика 'Куин Элизабет' был абсолютно неутешительным. Все котлы выведены из строя, растекающееся горящее топливо, способствует распространению пожара. Аварийные партии не справляются. Распространение воды в нос и корму линкора пока приостановлено, но если не потушить пожар, то аварийным партиям в корме придется отступить, и тогда корабль обречен.
Внезапно от уцелевших сигнальщиков поступил доклад об обнаружении шести аэропланов, быстро приближающихся в сторону эскадры со направления норд-ост. Джереми от бессилья сжал кулаки. Оба зенитных орудия расположенных между трубами линкора были разрушены и сброшены взрывом за борт. В боевую рубку уходить он не стал - пожар накалил ее кормовую броневую стенку и находится там было невозможно. Небо расцвело от разрывов снарядов впереди по курсу аэропланов. Но они не свернули. Черт, такое впечатление, что они вообще стоят неподвижно на месте. Из-за блеска закатного солнца он не мог определить в бинокль ни их тип ни принадлежность. Впрочем с принадлежностью было ясно - это русские. Но где же этот чертов кептен Остелецкий. Или мы тут все погибнем так и не увидев врага. Внезапно от аэропланов попарно зависших в неподвижности на отдалении от каждого из линкоров потянулись дымно-огненные нити. Это, что еще за напасть? Через минуту взрыв ударивший в расположенную ниже ходового мостика боевую рубку, вновь швырнул Джереми на палубу расставив все по своим местам. Именно пожар рядом с боевой рубкой спас ему жизнь, поскольку из броневых щелей рубки брызнули языки пламени от сработавшего кумулятивного заряда ракеты 9М120 "Атака". А затем еще и еще. Чудовищный жар опалил всех лежащих на мостике - взметнувшиеся из башен 'А' и 'В' языки пламени поднялись на высоту пятьдесят ярдов и опали. Это сгорели картузы с порохом в носовых башнях. Сгорели вместе со всей орудийной прислугой. К счастью элеваторы на 'королевах' имели отличия от злосчастных линейных крейсеров Битти, поэтому катастрофы подобной Ютландской не произошло. 'Куин Элизабет' осталась на плаву, а не взлетела как другая 'королева' - 'Куин Мэри'. Наступила мертвая тишина. Садлер еще не знал, что два других его линкора обезглавлены - ракеты выпущенные с Ми-28 превратили в пепел командование 'Вэлиента' и 'Малайи', разрушив попутно дальномерные посты.
Тревожный крик сигнальщика Венсона поднял всех на ноги - на правом траверзе за линией горизонта все увидели вспышки орудий крупного калибра.
ОСТЕЛЕЦКИЙ ПРИШЕЛ!!!


Несмотря на современную электронную начинку пост управление артиллерийским огнем напоминал по своей архитектуре и оборудованию посты кораблей времен второй мировой войны. Перед капитан-лейтенантом Белли находился экран радара шесть лампочек обозначавших готовность каждой из двенадцатидюймовок, и кнопка артиллерийского гонга. Организация ведения огня происходила по следующей схеме - информация с радара, командно-дальномерного поста, а также лазерного дальномера поступало на компьютер ПУАО. Компьютер обсчитывал параметры цели и выдавал поправку на упреждение, которую необходимо ввести в каждое орудие. При этом при каждом выстреле учитывался износ ствола каждого орудия, высота орудия над ватерлинией, а также поправка на то, чтобы снаряду при падении легли не параллельно, а кучно, еще вводится поправка на снос снаряда в полете из-за вращения вызванного нарезкой. Когда наводчики орудий вводят необходимые поправки, выданные с ПУАО и орудие готово к выстрелу - на панели командира плутонга загорается сигнальная лампочка. Когда загораются все шесть лампочек - орудия плутонга готовы к залпу. Командир плутонга нажимает кнопку артиллерийского гонга и управление переводится на КДП вертикальному наводчику. Орудия линкора поворачиваются синхронно в ту же сторону и на тот же угол, что и башня КДП. Вертикальный наводчик обязан удерживать КДП в направлении на цель, ему также в этом помогает автоматика конца двадцатого века. После того как в КДП звучит артиллерийский гонг от командира плутонга, наводчик нажимает свою гашетку замыкая контакты электроспусков всех шести орудий одновременно.
'Генерал Алексеев' шел курсом зюйд. Дистанция между ним и британской эскадрой составляла двести кабельтовых. Получив доклад из боевой рубки, Белли продублировал на КДП - цель 'Вэлиант'.
Башня КДП повернулась вправо, на компьютер ПУАО потекла информация, затем на экране монитора высветились цифры необходимых поправок. Капитан-лейтенант проверил прохождение сигналов в обе башни линкора. Башни стали поворачиваться вправо. Когда загорелись все шесть ламп готовности орудий к стрельбе он резко вдавил кнопку артиллерийского гонга. Спустя долю секунды раздался гром от которого заложило уши, корабль качнулся влево, а потом вернулся в прежнее положение. Владимр посмотрел на экран радара и заметил шесть точек, которые двигались в направлении цели - лететь снарядом предстояло около минуты. Он ввел поправки учитывающие сближение и дождался готовности орудий. Через тридцать секунд грянул еще один залп. 'Генерал Алексеев' начал описывать циркуляцию влево - Остелецкий не хотел рисковать своим кораблем, который нравился ему все больше и больше, поэтому он решил держать дистанцию в девятнадцать миль, не подставляясь под пятнадцати дюймовки 'королев'.
За семь минут прогремело двенадцать залпов, поле чего Он дал команду капитан -лейтенанту прекратить огонь.

Все двенадцать залпов легли с накрытием, и 'Вэлиант' был окружен стеной гигантских водяных столбов. Он получил четырнадцать попаданий двенадцатидюймовыми снарядами. Шесть из них 'поймала' и отразила его бортовая броня. Несмотря на то, что снаряды не смогли ее преодолеть, от динамических ударов разошлась обшивка корпуса появились течи . Правая турбина сместилась со своего фундамета и из-за сильной вибрации ее пришлось отключить. Через разрушенный дейдвуд стала поступать вода. Еще один снаряд пробил носовую трубу неразорвавшись. Два других разорвались в районе носовых башен, намертво их заклинив в походном положении. Три снаряда из последнего залпа оказались роковыми. Они пробили броневую палубу в районе кормовых шестидюймовок и достигли погребов. Где-то с минуту ничего не происходило, но затем с 'Куин Элизабет' увидели как башню 'Х' неведомая сила подбросила вверх на десять футов, а затем 'Вэлиант' скрылся в огненно дымном шаре. Когда облако дыма рассеялось на поверхности еще находилась его носовая оконечность, которая вертикально уходила в воду. Там где была корма линкора бурлил водоворот.
Теперь настала очередь 'Малайи' На оставшихся двух 'Королевах' наконец-то увидели мачты русского линкора. Кормовые орудия британского флагмана вести огонь не могли. Но 'Малайя' несмотря на предельную дистанцию решила огрызнуться. Ее кормовые башни окрасились вспышками выстрелов. Всплески от залпа легли с недолетом в полмили. 'Генерал Алексеев' снова отвернул в сторону и увеличил дистанцию. Парение на 'Малайе' прекратилось и теперь ее корма была хорошей мишенью для управляемых ракет вертолетов.
Однако подумав Остелецкий решил послать тройку Ми-28. Сам же решил добить британского флагмана. Всплески шестидюймовых снарядов с британского флагмана, недолетавшие до русского линкора вызвали у него восхищение стойкостью британцев, но он решил довести план прикрытия до конца. Четыре раза капитан-лейтенант Белли нажал на кнопку артиллерийского гонга Все двадцать четыре снаряда легли накрытием.
Когда 'Велиант' исчез в огненном облаке Джереми Садлер вышвырнул бесполезный бинокль за борт. Затем обессилено прислонился к горячему борту ходового мостика и закашлялся. Теперь он понял, что произошло с соединением Сеймура. Также и понял, что так же как и Сеймур он не сможет об этом сообщить увы никому, так как его ждет такая же участь. Приближающийся русский линкор и три аэроплана летящие к 'Малайе' подтверждали его мысли. Три снаряда из двадцати четырех выпущенные русским линкором разорвались в районе котельного отделения проложив взрывной волной путь морской воде через днище 'Элизабет'. Русский линкор стал описывать циркуляцию возле британского флагмана. Заслушав очередной доклад механика, Джереми Садлер тихо произнес 'Команде покинуть корабль!', после чего повернулся ко всем спиной и побрел на другое крыло мостика, скрывшись в черном дыму. Команда принялась выполнять последнее указание своего флагмана. Командир и старпом линкора были выброшены взрывной волной за борт во время стрельбы русского линкора, поэтому руководство на себя взял механик. Спасение оставшегося экипажа затруднялось тем, что большинство шлюпок было разбито, а из линкора вытекала нефть.
Садлер бросил взгляд на тускло мерцавшее в черном дыму солнце и достал пистолет. С этим 'Веблеем' он не расставался с момента получения первого офицерского чина и каждое новое производство он отмечал в кругу друзей, лихо расстреливая из личного оружия опустевшую традиционную для их выпуска бутылку из под рома 'Captain Morgan Black Label', После каждого производства бутылка выпивалась с друзьями и новая в специальном деревянном футляре, ложилась на дно офицерского, а последний раз (действительно последний как выяснилось) и адмиральского походного чемодана, а вот Вице-адмиральские эполеты он уже не обмоет. Он рассеяно посмотрел на вороненый ствол револьвера, крутнул левой рукой барабан и убедился что оружие не пострадало. Позора, подобного позору Сеймура он не хотел. Он поднес револьвер к своему виску и нажал на курок. Прогремел выстрел. Тело командующего британской Средиземноморской эскадры осталось лежать на покинутом всеми ходовом мостике истерзанного линкора.
Звено Ми-28 тоже закончило работу. Половину подвесок с ракетами 9М заменили на контейнеры с НУРами. Поэтому большинство из тех кто находился на верхней палуде были разрублены осколками взрывающихся ракет. Кормовые башни были выведены из строя. 'Генерал Алексеев' приблизился к 'Малайе' и дал два залпа из орудий главного калибра. В ответ огрызнулась только одна шестидюймовка. Два из двенадцати выпущенных русским линкором фугасных снарядов разорвались в носовой части британца, и она запылала. Возвращающиеся вертолетчики сообщили, что англичане покидают флагман. Остелецкий дал команду готовить десантную партию и катер к спуску на воду. Он приблизился к 'Куин' на сто, девяносто, пятьдесят, сорок кабельтов ее орудия молчали. Линкор застопорил ход. Катер с десантной ротой корниловцев устремился к 'Куин Элизабет'.. Сверху висело звено вертолетов, в готовности подавить сопротивление британцев. Первый же доклад командира десантной партии, поверг каперанга в серьезные раздумья. Поколебавшись. он дал команду отправить на британский флагман аварийную партию. А также радировал в Царьград о необходимости высылки буксиров для буксировки трофея в свои воды.
Доклад вахтенного прервал его размышления. 'Малайя' выбросила белый флаг!'
'Готовьте десантную партию к переброске на 'Малайю'!' -произнес Остелецкий, и загадочно улыбнулся. План 'сворачивания' операции прикрытия был выполнен на все сто процентов в строгом соответствии с планом. Затем капераг произнес:
'Радируйте в Царьград: 'Произошло боевое столкновение линкора с британской Средиземноморской эскадрой в Эгейском море во время выполнения практического плавания. Меткая стрельба артиллеристов линкора заставила противника в замешательстве отступить. Потерь не имею.!' То, что отступить смог только эсминец 'Мари' вылетевший на прибрежный риф острова Лимнос, Остелецкий решил не уточнять. Тем более, что у британцев оставалось четыре линкора, шесть легких крейсеров и несколько эсминцев, не участвовавших в сегодняшнем сражении.
План выполнен и точка. Только вот что будет делать адмирал Колчак с еще двумя трофейными линкорами? Павел рассеялся так громко, что все находившиеся в боевой рубке на него оглянулись




Дмитрий стоял на мостике 'Валгаллы' и ожесточенно курил. В последнее время он перешел на 'Беломор' ибо от всех этих 'Кентов', 'Мальборо' и прочих 'противозачаточных' легких сигарет никакого удовольствия не испытывал. Конечно артефакт подобный пачке 'Беломора' мог вызвать у непосвященных много лишних и ненужных вопросов, поэтому поколдовав на дубликаторе, он изготовил другую пачку, и заменил надписи на папиросах. Теперь они назывались 'Суэц'. Ему нравилось курить по две-три папиросы подряд, не сминая мундштук, пока на языке и во рту не появлялся вкус никотиновой горечи. Горечи. Именно горечи, потому что связи с 'Призраком' - 'Камелотом' до сих пор не было. Что делать в данной ситуации он точно не знал, и решил, что как бы не было больно в душе исходить из худшего варианта. По негласно сложившейся системе 'заместительства' он остался старшим в их команде. Значит ему и карты в руки. Катер с 'Генерала Алексеева' с Остелецким на борту уже практически подчалил к борту 'Валгаллы', поэтому Воронцов затушил папиросу, и стал спускаться по трапу, чтобы встретить гостя.
Если бы Дмитрий знал, что именно пачка папирос 'Суэц' подвигла капитана 1 ранга Остелецкого на этот визит, то он возможно бы изготовил какую-нибудь 'Панаму' или 'Мыс Горн', а возможно и нет. Зачастую в истории человечества происходят события, когда незначительные на первый взгляд события, играют роль детонатора, запускающего лавинообразный процесс. Именно пачка 'Суэца' и подвигла командира линкора 'Генерал Алексеев' ознакомить Воронцова с разработанным планом Второго Средиземноморского Похода. Он воспринял данные папиросы как скрытый намек и приглашение к действию:
'А если начать не с Архипелага а с Суэца?' - задал вопрос Дмитрий - ' ведь канал это артерия английской экономики, перекроем его и они завоют! Ни топлива, ни сырья из Индии они не получат, а вокруг Африки или через Тихий океан и далее через Панамский канал для них накладно будет! Эффект ведь будет поболее, чем от германских подлодок!'
'А британские войска в Палестине? - возразил Остелецкий - они ведь нас выбьют из Александрии!'
Воронцов откинулся в кресле и задумался. С одной стороны так и получалось, что британцы, используя войска в Азии, попытаются отвоевать Суэцкий канал. Но с другой стороны, если одновременно нанести удары по Мальте, Гибралтару, а также пустить войска Кемаля по суше: Интересный расклад.
'Павел, - они давно уже перешли на ты в неофициальной обстановке - давай сделаем небольшую паузу, выпьем, покурим, подумаем.'
'Согласен - ответил командир 'Алексеева' - 'русский флаг' нам сейчас не помешает!'
Остелецкий понял, что визит он нанес удачно. То, что его план, начали критиковать и предлагать другие варианты, говорило о том, что папиросы 'Суэц', действительно были намеком. А ведь могли мило побеседовать, а потом просто положить план под сукно. Сейчас же шло нормальное рабочее обсуждение - а раз так, то Российскому флоту в Средиземном море быть, и быть Второму походу. А с Архипелагом действительно не все гладко, греки после того как получили по первое от Кемаля, будут искать помощи у Англии, а не у нас. Ладно, тут он просчитался. Но идея с захватом Александрии ему нравилась, хотя и содержала много минусов и вопросов.
Дмитрий посмотрел на карту лежащую на дубовом массивном столе и задумался. Решение было где-то рядом. Тепло от 'русского флага' растекалось по телу, и мысли начали приобретать какую-то особенную ясность и четкость, только вот как их все удержать и не потерять? Несмотря на открытые иллюминаторы дым по помещению плавал сизой слоистой пеленой не достигавшей не палубы, не подволока. Вот именно!!! 'Новогодний бой' 1943 года, когда эсминцы конвоя шедшего в Мурманск отбились от тяжелого крейсера и линкора. Немцы вели себя нерешительно, так как боялись торпедных атак. Так же нерешительно вели себя несколько ранее и союзники, боясь, укрывшегося в норвежских фьордах 'Тирпица'. Даже силуэт русской подводной лодки у берегов Англии или в Индийском океане вызовет жуткую панику!
'Скажи Павел, а найдем ли мы людей для комплектования экипажей двух подводных лодок?'- задал он вопрос Остелецкому.
'Экипажи то есть, только в море ходить не на чем, не дойдут наши даже до Босфора.' - возразил Павел.
'Ну это, смотря на чем - ответил Воронцов,- еще один вопрос: не страдает ли подполконик Губанов и его орлы клаустрофобией?'
'Подожди Дима, ты что его в подводники хочешь переучить? Да его даже на мичмана несколько лет гонять придется!'
'Да нет, не в подводники, точнее сказать не совсем в подводники - есть одна безумная идея! Пошли ко мне в каюту, на экране покажу!'

:'Явуз Селим' скользил в предрассветной мгле. Еще ни разу туркам не приходилось воевать в союзе с Россией против Англии. Наоборот в других сочетаниях было - был и Наварин, была и осада Севастополя. А сейчас линейный крейсер с русско-турецким экипажем рассекал форштевнем море. Держа курс в сторону Александрии. По правому траверзу шел его ракетный 'близнец' 'Генерал Алексеев'. На время проведения операции охрана проливов была возложена на броненосцы Черноморского флота. Точнее сказать ракетоносцы. Ибо Воронцов, решил, что ждать ввода в строй пяти, точнее сказать уже семи линкоров (правда два последних трофея были изуродованы до неузнаваемости) будет себе дороже. Убрав часть средней артиллерии на броненосцах, он оснастил каждый восьмью 'Москитами', что по его мнению было достаточно, для того чтобы утопить остатки Средиземноморской эскадры, если та вдруг сунется сдуру к проливам. Недостроенный линкор 'Генерал Корнилов' (бывшая 'Демократия' (бывший'Николай I')) стараниями Воронцова (точнее сказать Натальи) сейчас переделывали в авианосец, но и там возникала та же проблема укомплектования экипажей кадрами.
Следом за линкорами милях в десяти следовал конвой крейсера 'Кагул', 'Гамидие', шесть эсминцев, восемь транспортов, и два десятка 'Эпильфидоров' -тральщиков, создававшихся как десантные корабли.


Коммодор Эдвард Четфилд, развалившись на подушках лениво потягивал кальян и смотрел на танец туземки. 'Черт, а все же. хороша бестия, какой живот, бедра. Интересно, а сели ее в Лондон прихватить? Или может ту девочку вчерашнюю купить?'. Плохо было то, что в Адмиралтействе его должность с некоторых пор считали несчастливой. Вначале Сеймур, потом Садлер. И свое назначение Эдвард воспринял двояко - с одной стороны головокружительная карьера и перспективы, а с другой стороны ему было непонятно, как русские смогли уничтожить лучшую половину британского флота если у них нет кораблей. Да, этот чертов 'американец' со скандинавским названием оказался вспомогательным крейсером, но ведь не он же отправил на дно две 'королевы'. Русский линкор ему уже доводилось видеть в 1919 году - жалкое зрелище, - да еще говорят, что русские сняли с него две башни и начали переделывать в авианосец. Агентуре удалось сделать фотографии 'Генерала Алексеева' на якорной стоянке в Царьграде и на них отчетливо видно, что две башни с него сняли. Нет, пожалуй лучше пусть она еще станцует, или лучше пусть ляжет рядом. Эй как там тебя, Азиза - Инжабье - позвал он девушку и расслабленно откинувшись на подушки томно опустил веки и слегка задремал. Первое что он подумал пробудившись, почему Азиза так грубо тыкает его пальцем в висок, и почему палец такой твердый и холодный:
:Истерический женский визг перекрыл крики дерущихся в 'Веселом якоре'. Матросы с крейсера 'Дублин' и дредноута 'Сьюперб' сцепились 'лягушатниками' с 'Вальдек Руссо'. Причина извечная во все времена - не поделили местных дам. Началось все с гневных выкриков, потом кто-то кого-то ударил, а там еще и еще, в ход пошла мебель и посуда. Ночь обещала быть приятной и веселой.
:Самое трудное в этой операции, было оставить все в тайне. Поэтому на совещании с Колчаком и Кемалем Воронцов предложил обставить все как проведение учений с погрузкой русско-турецкого десанта, и уже в море непосредственно довести до всех исполнителей конкретные задачи. Расчет строился на внезапности. В ночь с субботы на воскресенье, и не шага в сторону. Будет и 'Кронштадтская побудка', и 22 июня и Перл-Харбор сразу. Проводников, знавших хорошо Александрию, Кемаль отобрал очень легко - их просто арестовали не церемонясь, и до отправки десанта держали в изоляции. Вертолеты с 'Генерала Алексеева' и авиатранспорта 'Алмаз' должны были управляемыми авиабомбами с термобарической боевой частью уничтожить береговые батареи. В первой волне должны были идти 'Эпильфидоры', а затем после захвата портовых сооружений причаливали транспорты.
:Темна украинская ночь, а средиземноморская ночь еще темнее. Когда 'Эпильфидоры' с десантом вошли в мертвую зону береговых батарей, Остелецкий дал отбой вертолетам, так как противник до сих пор был в неведении о русско-турецком десанте. С уткнувшихся в берег тральщиков опустили аппарели, и штурмовые группы корниловцев, а также 'новых янычар' устремились ночную темноту:.
'Похоже, что этот русский прапорщик, совершенно не знает английского', - размышлял коммодор Эдвард Четфильд, подталкиваемый тычками приклада в сторону моря, - даже одеться не дал!' Танцовщица была действительно хороша, но ее холодный палец оказался стволом большого пистолета неизвестной модели и человек в пятнистом костюме держащий оный пистолет был командиром Русских десантников, который на чистейшем кокни объявил Четфилда своим пленником и передал грубому и молчаливому прапорщику. Да-а-а визит таких 'гостей' запланирован не был. В городе слышалась бестолковая стрельба, и судя по ее характеру и по тому как много снующих по улицам людей в странной незнакомой военной форме - должность командующего Средиземноморской эскадрой действительно оказалась несчастливой:.
:Больше всего не повезло матросам с 'Вальдека Руссо' - вначале они проиграли драку в 'Веселом якоре', а затем неизвестные вооруженные люди добавили им еще, погнав пинками и прикладами в противоположную от стоянки крейсера направлении.
:Воздух с шипением выходил из разрушенной кормы 'Рипалса', его носовая часть была уже затоплена водой, разрушив перед этим ворота сухого дока. Казалось, что тонущий корабль пытается как раненный зверь заползти в берлогу и найти там свое спасение - но даже если бы это и удалось - ворота дока были разбиты и спасения бы не получилось. Толпа грязных аборигенов смотрела с берега на умирающий корабль и о чем-то галдела. Кажется там даже возник какой-то митинг. 'Может это Ганди? - подумал капитан 1 ранга Пели, - впрочем, какая разница? Этим туземцам нет дела до того, что рушится империя. В грязи жили, в грязи и умрут. Если бы не ожидание сэра Клиффорда, мы бы покинули Бомбей еще вчера. Вчера, а сегодня мой крейсер гибнет у меня на глазах, а я стою среди этой грязи и этих листовок, сброшенных с аэроплана.'
: 'Слушай, Дим, а ты не слишком разошелся?, - спросил Шульгин, наконец-то оказавшийся на борту 'Валгаллы', - мы вроде так резко не планировали!'
Воронцов, отхлебнув кофе, изобразил недоумение, удивление и даже возмущение: 'Я заходил, а вас не было! Что, я по твоему Саша мог подумать? Связи нет, известий никаких: Или ты предлагаешь англичанам Суэц и Гибралтар вернуть? Дудки!'
'Подожди, Дима, а сдерживание прогресса? Ты ведь развязал гонку вооружений! Они же теперь дредноуты и авианосцы сотнями штамповать начнут!'
'Это без Суэцкого канала, с долгами Америке, и с Индией, где Ганди всех баламутит? Твоя эскапада дала между прочим больше реакции со стороны, - Воронцов показал рукой то ли в сторону, то ли вверх, - чем мои действия. Ну поменяли немножко расклад мировых сил, ну и что? Мальта между прочим практически русский остров, наши государи императоры его очень жаловали, да и в Палестине наша церковь сколько храмов поставила! И ты все это предлагаешь вернуть? Я бы еще и Аляску отобрал! А на счет штамповки не беспокойся, у нас есть оружие посильней линкоров и авианосцев: золото и пластит'
Сашка закусил губу. 'Черт, вот так всегда, стоит оставить Воронцова без присмотра, так он своими хозяйскими замашками начинает тащить в хозяйство все, что плохо лежит. Вот, зараза, всю мою тонкую игру порушил.' :.
: три месяца спустя. Королевские верфи в Портсмуте.
Полковник Басманов с брезгливостью смотрел на угрястого суетливого человека с крысиными глазками. Начальник 'Линкорной' Линии стапелей Стебинс, производил мерзкое впечатление, а ведь по табелю о рангах почти полковник, с отвращением подумал Басманова. - Держите милейшей, сказал он и сделал рукой жест в сторону Хилла. Капитан с любезнейшей улыбкой, легко протянул англичанину докторский саквояж. Ровно пять тысяч гиней, можете не пересчитывать Милорд. Стебинс недоверчиво принял легкую на вид ношу и уронил тяжело звякнувший груз на землю. Саквояж раскрылся и под пасмурным Британским небом замерцали сотни золотых монет. Хилл, скажи ему что бы забирал свои серебренники и проваливал и не обращая больше внимания на местного Лорда Хау, Басманов достал из кармана пульт радиовзрывателя и вышел из заброшенной мастерской на улицу. На той стороне залива виднелись хаотичные нагромождения Королевских верфей и арсеналов. Полковник перекрестился и нажал кнопку... 'Давайте быстрее, - крикнул Губанов, - что вы копошитесь!' Басманов кивнул Юрченко, стоявшему на поплавке гидросамолета, тот проткнул десантным ножом в нескольких местах резиновую лодку, затем забрался на крыло моноплана, и дождался, пока лодка затонула. Показав жестом Басманову, что все отлично, забрался на место стрелка-радиста. Взревел мотор и гидросамолет начал свой разбег. 'А может еще повеселимся? - проорал Кот сквозь шум мотора. Михаил Федорович хлопнул Губанова по плечу и крикнул, что не против. Восемь управляемых ракет 9М 'Атака' давали возможность Губанову передать веселые слова туманному Альбиону и от русского флота и от русских авиаторов( в конце концов, зря что ли он просидел внутри этой жуткой жестянки несколько недель!). Гидросамолет взмыл в небо и начал набирать высоту. Объектов для атаки в Портсмуте еще было предостаточно - взять тот же 'Аргус' или 'Фьюриес' - конечно Фьюриес ему не потопить, но отправить в ремонт, он вполне сможет:.
В эти дни, от Порсмута до Сингапура прокатилась волна диверсий на объектах Британских армии и флота. И что бы не действовало - Группы Басмановцев, агентура или золото, финал был один: Верфи, Арсеналы, Электростанции, Склады ГСМ и Амуниции, Угольные станции: все превращалось в тлен, дым и пламя. Штабы взлетали на воздух. Ирландские сепаратисты получившие огромные вливания оружием и золотом, открыли настоящую охоту на Британских Адмиралов и Генералов. В своем загородном доме был убит Черчиль о время секретного совещания с ближайшими соратниками. Империя над которой никогда не заходило солнце зашаталась и это были еще не все неприятности: настоящая беда началась когда в Индию вошел авангард Первой конной, а Гонгонге и Сингапуре вспыхнули прокоммунистические восстания.
'Лев Давыдович, а если я предложу Вам возможность реализовать и осуществить вековую мечту Вашего народа?'- спросил Левашов, расположившись в уютном кресле возле камина. 'Какую мечту и какого народа ?' 'Мечту о возвращении земли Обетованной, и не какой-нибудь Уганды, а исторических земель еврейского народа. Построите там социализм, и сделаете первый шаг в распространении идей, мировой революции.' 'Вы шутите, господин Левашов? Во первых я нтернационолист или космополит если Вам угодно и идеи Сионизма меня мало волнуют, а во вторых вы что, всерьез полагаете, что дети аптекарей захотят ковыряться в земле? Если так, то вы извините, еще наивней, чем я предполагал. Нам предлагали целый штат в САСШ, так и то отказались!'
'Ну не совсем в земле ковыряться, есть вариант социализма, где не все будут в земле ковыряться, а только нерадивые - этакая смесь социализма и капитализма, которая вобрала в себя лучшие черты и того и другого и плюс весь этот анабазис будет профинансирован и не только Вашими друзьями сионистами из компании Жаботинский и Ко, ведь вы с ними в тесном контакте, не правда ли Лев Давидович? Но и от нас что то перепадет, так что халява дорогой товарищ.' 'И того и другого говорите? А вот это уже интересней! А Вы кстати знаете откуда пошло слово Халява? Нет? Так слушайте - В Шабат, если Вам известно правоверным евреям нельзя работать, но коровы этого не хотят знать и тогда евреи нанимают по субботам гоев доить коров, а ведра с этим молоком выставляют на улицу для всех желающих. Так вот это и называется халява! Ну теперь рассказывайте поподробнее о Ваших ведрах с молоком':

Подводная лодка дрейфовала в тридцати милях от берега. Зарево на полнеба от горящих верфей было хорошо видно и отсюда. По иронии судьбы 'правильный Перл-Харбор' состоялся на двадцать лет раньше, и не на Тихом океане, а здесь рядом с континентальной Европой, практически в самом сердце 'Владычицы морей'. Только вот 'Владычицы' ли? Матросы подлодки 'Тигр-2' уже подняли гидроплан на палубу, и занимались складыванием его крыльев. (Воронцов не нашел ничего лучшего, чем реализовать, несостоявшуюся в свое время идею японцев, - он скопировал японскую подводную лодку-авианосец типа 'I-400', конечно, не обошлось и без модернизации - начинку он поставил посовременнее - на уровне немецких лодок ХХI серии плюс ракетный комплекс 'Аметист', да и гидросамолеты 'Сейран' он тоже модернизировал. Конечно 'Сейран' это не 'Илья Муромец', но до тонны полезной нагрузки после модернизации поднять он мог.) Небо окрасилось всполохами рвущихся топливных цистерн на 'Фьюриесе', 'Аргус' отсюда не был виден, заслоненный его корпусом, но его прошлое пассажирского лайнера сыграло с ним дурную службу сегодня. Это вам за Нахимова заорал уже принявший Хилл и протянул Басманову медную табличку. Взял на память, ухмыльнулся капитан в ответ на вопросительный взгляд полковника, понимаешь командир там написано вот чего и сощурившись прочитал - This artillery piece with 91-gun the sailing-screw linear ship of Admiral Lajonsa "Agamemnon" in 1854 fired at Sevastopol.
(Это орудие с 91-пушечного парусно-винтового линейного корабля Адмирала Лайонса 'Агамемнон' в 1854 году обстреливало Севастополь)
 
free counters